Как цифровая реанимация изменила жизнь врачей и пациентов

Как цифровая реанимация изменила жизнь врачей и пациентов

Оцифровка работы реанимации — задача, которая до недавних пор казалась практически невыполнимой в России. Мы поговорили с врачами Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии г. Астрахани, где работает первое в России цифровое отделение интенсивной терапии. Врачи и медицинские сестры самой передовой реанимационной службы страны рассказали «РБК Здоровье», как система оцифровки данных меняет жизнь врачей и пациентов.

Почему руководители клиник задумываются о переводе документооборота отделения из бумаги в цифру? Почему это важно и зачем это нужно?

Дмитрий Георгиевич Тарасов, главный врач Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии, г. Астрахань:

«Во-первых, в медицинских организациях, как и в любой крупной компании, существует большое количество процессов, как клинических, так и административных. Все эти процессы сопровождаются определенным документооборотом. К сожалению, иногда документооборот занимает существенную часть рабочего времени специалиста, которое он мог бы потратить на пациента. Например, чтобы провести двух-трехчасовую операцию, врач должен потратить два-три часа, чтобы заполнить все необходимые документы. Это никак не вписывалось в мою профессиональную идеологию и философию. Почти десять лет назад я начал работу по избавлению от всех этих бумаг и автоматизации процессов, переводя, где это возможно, документооборот в электронную форму. Мы создали общегоспитальную информационную систему, которая постепенно переводила все бумажные носители в электронный вид. И единственное, что у нас не получалось сделать, это перевести в цифровой вид карту реанимационного пациента. Мы изучили мировой опыт и поняли, что ведущие больницы и университеты переходят на электронную форму управления отчетностью реанимационных отделений. Однако решить этот вопрос в российской действительности оказалось очень трудно. Не было ни одного решения на нашем рынке, которое могло бы оцифровать отделение реанимации и анестезиологии. Волею судеб мы вышли на Philips и апробировали, а потом и успешно внедрили их модуль для интенсивной терапии. Чем избавили врачей и медсестер от огромного объема бумажной работы и освободили время и руки для более важных задач: для заботы о пациентах.

Цифровая медицина — это правильный путь, но это путь и надо иметь желание его пройти. Нам хотелось стать прецедентом среди российских центров, и мы им стали.

Во-вторых, отделение реанимации — это огромная статья расходов любого госпиталя. Например, на содержание 40 реанимационных коек мы тратим треть бюджета всего центра. Контролировать такие деньги вручную очень сложно, и для этого необходим электронный документооборот, где будет учитываться количество используемых препаратов, расходных материалов и других материальных ресурсов. И тут опять же оцифровка неизбежна.

В-третьих, мы хотели создать прецедент в России. Не стать лучшими, хотя это тоже прекрасно и мы, несомненно, таковыми становимся благодаря подобным инновациям, а стать первыми в Российской Федерации, кто оцифровал отделение реанимации. Показать, что это возможно. Что это будущее. Что к этому нужно стремиться. Главное — иметь желание расти и совершенствоваться.

В-четвертых, хотя на самом деле во-первых, программа электронного учета и документооборота реанимации существенно снижает риски человеческого фактора и уменьшает количество ошибок. Это действительно умная система, которая без перерыва на сон и отдых контролирует одновременную подачу множества препаратов, их дозировку и периодичность, снимает все жизненно важные показатели, напоминает о необходимых манипуляциях, анализирует и строит прогнозы. Ошибка в такой системе сведена к минимуму».

Вадим Владимирович Пасюга, заведующий отделением анестезиологии и реанимации:

«Мне как руководителю отделения система позволяет сразу увидеть и оценить общую картину. Она дает возможность спрогнозировать и максимально эффективно распределить ресурсы на грядущие сутки: куда перекинуть людей, на чём заострить внимание, где, наоборот, можно немножко расслабиться.

Оцифровка реанимации очень важна для целостного, неразрывного наблюдения пациента в динамике: от поступления в операционную до перевода в палату интенсивной терапии».

Как внедрение программы цифровизации повлияло на работу отделения?

Игорь Лионович Нудель, врач — анестезиолог-реаниматолог:

«С программой работают абсолютно все сотрудники, вовлеченные в процесс ведения пациента: врач — анестезиолог-реаниматолог, сестра-анестезистка, дневные и дежурные врачи-реаниматологи, палатные сестры в реанимации, кардиологи, хирурги. Система агрегирует, систематизирует и анализирует данные, полученные о пациенте на всём протяжении лечения: информация с дыхательного аппарата, перфузоров, лабораторные анализы и многое другое. До того как мы внедрили разработку Philips, мы работали на бумажных носителях. Это занимало огромное количество времени. Кроме этого, все сведения нужно было перепроверять и переносить на такие же бумажные носители при перемещении пациента из операционной в палату интенсивной терапии, из палаты интенсивной терапии — в отделение кардиологии и т. д. Палатная сестра бесконечно переписывала данные из одной карты в другую. При этом, конечно, могли быть ошибки, неточности, информация терялась — человеческий фактор невозможно исключить при такой схеме работы. С появлением разработки Philips все данные о пациенте пишутся автоматически и привязываются к пациенту с того момента, как он попал в операционную. Это фактически полностью исключает ошибки и существенно экономит время врачей и медсестер.

Имея в программе набор шаблонов, врач буквально за минуту может назначить пациенту лечение, которое требуется в ближайший послеоперационный период. Мы можем проследить, что пациент получал, в какой дозировке, в какой момент времени, кто вносил изменения в назначения, что происходило на каждом этапе лечения. Мы теперь, как на машине времени, можем перенестись в любой момент и с точностью до секунды посмотреть, что происходило, какие препараты давались пациенту, кто назначил этот препарат, кто отменил или поменял дозировку, — абсолютно любые манипуляции сохраняются внутри системы. Появилось больше времени именно для работы с пациентом, для прицельного отслеживания состояния и контроля лечения. Это позволяет нам, врачам, вырабатывать самую оптимальную тактику лечения для каждого конкретного пациента».

Дмитрий Георгиевич Тарасов, главный врач Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии, г. Астрахань:

«Глобально это уменьшает пресловутый человеческий фактор, улучшает качество работы, повышает эффективность отделения. Благодаря пристальному и беспрерывному мониторингу пациенты получают более эффективную терапию и быстрее выздоравливают. А мы можем при необходимости поднять информацию и в точности продемонстрировать, какая терапия проводилась каждому, кто здесь лежал. А это уже более 120 тысяч человек!

Система идентификации личности каждого, кто притрагивается к назначениям, стимулирует личную ответственность врачей и медсестер. Потому что от системы ничего не скроешь, любая оплошность, неточность, халатность зафиксируется в программе.

Еще один революционный момент для нас — удаленный доступ. Мне не обязательно находиться в реанимации, чтобы наблюдать динамику состояния пациента. Сидя на конференции в Токио, я могу контролировать работу всей команды, отдельного врача или состояние пациента».

В конце концов ключевой эффект от системы Philips — это вдумчивое отношение и внимание к пациенту, которое возможно благодаря автоматизации процессов.

Наталья Владимировна Кулигина, старшая медицинская сестра отделения анестезиологии и реанимации педиатрического профиля:

«В детской кардиохирургии мы работаем с пациентами от 0 до 18 лет. Это огромный разброс в весах и возрастах. Высокодозированные препараты, которые мы используем во время операций и интенсивной терапии, требуют высокой точности. Ошибка в дозировке или объеме для маленького пациента может обернуться тяжелыми последствиями. Программа обучена всем нормам и дозировкам в соответствии с весом пациентов и не позволит ввести некорректную дозировку или объем препарата. Являясь по сути страховкой от ошибок для врачей и медсестер.

Раньше нам, медсестрам, приходилось вести очень объемные карты интенсивной терапии. Причем частота мониторинга могла составлять до 1 раза в 5 минут! Приходилось разрываться между ассистированием доктору и фиксированием показателей. Нужно было успевать слушать и выполнять директивы врача, запоминать показания приборов и успевать их вносить. Благодаря цифровой системе сегодня мы не разрываемся. Мы спокойно и вдумчиво слушаем врача, выполняем все необходимые манипуляции и процедуры, а программа пишет показания».

Что означает внедрение ICCA для пациентов и их близких?

Наталья Витальевна Бочарникова, cтаршая медицинская сестра отделения анестезиологии и реанимации:

«Для пациентов наличие в отделении цифровой системы сбора данных в первую очередь, конечно, означает больше времени для ухода, больше человеческого внимания. Внимание к людям, а не к бумажкам. Это может быть более тщательное и качественное проведение базовых процедур по уходу или просто возможность посидеть рядом с пациентом, скрасить ему самые тяжелые послеоперационные часы. Это залог повышенной надежности и безопасности».

Наталья Владимировна Кулигина, старшая медицинская сестра отделения анестезиологии и реанимации педиатрического профиля:

«До появления цифровой реанимации у медсестер физически не было даже двух свободных минут. Вот представьте, лежит бумажный лист, и каждый час, например, сестра должна вписать данные о 20 препаратах. Детки с тяжелыми формами врожденных пороков сердца могут одновременно получать до 20 препаратов. Вот подошел врач, поменял дозировку — сестра обязана зафиксировать всё на бумаге. То есть она должна бросить пациента и кинуться к бумажке писать изменения, чтобы не забыть и не исказить потом по памяти назначения. Сейчас система делает это за нас, и мы можем больше быть рядом с маленькими пациентами, помогать им быстрее восстанавливаться и облегчать пребывание в реанимации».

Почему первая цифровая реанимация в России возникла именно в сотрудничестве с Philips?

Вадим Владимирович Пасюга, заведующий отделением анестезиологии и реанимации:

«Philips — одна из немногих компаний, которые поставляют качественные решения по оцифровке реанимации в России. При первом взгляде сразу видно, что система создана именно для нужд анестезиологии и интенсивной терапии и учитывает специфику работы нашего отделения. Адаптация всего прикроватного оборудования, врачебные дневники, карты наблюдения, синхронизация огромного массива данных, преемственность в ведении пациента от операционной до палаты интенсивной терапии. Ни один показатель, ни одно назначение не теряется при переводе из одного отделения в другое; учитываются, запоминаются и моментально претворяются в жизнь малейшие корректировки в терапии; подробнейшая хронология истории каждого пациента — непрерывная информационная цепочка очень важна для реанимации».

Как коллектив принял нововведения?

Игорь Лионович Нудель, врач — анестезиолог-реаниматолог:

«Любое новшество поначалу воспринимается людьми как нечто чужеродное, требует адаптации, обучения, терпения. Это заняло какое-то время, естественно. Подсоединение всей аппаратуры, настройки — всё требовало времени и обучения. Поначалу было непривычно, но коллектив у нас в общем и целом очень прогрессивный, отторжения не было ни у кого.

Недавно у нас было плановое обновление системы, и на некоторое время мы вынуждены были вернуться к аналоговому методу ведения пациентов. Заполняли карты вручную, перепроверяли назначения. Все ходили и спрашивали, когда же закончится обновление и возобновит работу система Philips. К хорошему быстро привыкаешь. Даже если и были сомневающиеся, то после этого случая они в полной мере ощутили, насколько стало легче и удобнее работать».

Наталья Витальевна Бочарникова, старшая медицинская сестра отделения анестезиологии и реанимации:

«Да, в тот период, когда система планово обновлялась, медицинские сестры остро прочувствовали былой дискомфорт и напряжение от бумажной волокиты. Когда система вновь заработала, это было облегчение для всего коллектива.

В программе всё достаточно понятно и интуитивно. Да, потребовалось какое-то время, чтобы привыкнуть. Но это естественный процесс, который можно преодолеть относительно легко при наличии желания и хорошей технической поддержки в лице Philips. В программе учтены все сценарии и ситуации развития событий, в том числе экстренные, и сотрудники по прошествии некоторого времени поняли и оценили преимущества такой мощной информационной системы».

Какие перспективы у цифровых систем реанимации в России?

Дмитрий Георгиевич Тарасов, главный врач Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии, г. Астрахань:

«Цифровизация — это будущее. Это безопасность, это надежность. Наш опыт оказался положительным, и этим опытом хочется делиться с коллегами из всех уголков России. Интерес есть! К нам приезжают специалисты из ведущих университетов Северо-Запада, из Санкт-Петербурга, из Новосибирска, из „Сколково“. Если они реализуют это решение у себя, мы будем очень рады. Руководитель госпиталя в Кливленде Делос Косгроув сказал прекрасную фразу: “Лучшая забота о больном — это тщательное изучение его проблем и искреннее желание их решить„».

источник health.rbc.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *