Папа дома: как активное отцовство меняет жизнь

Забота о ребенке — их осознанный выбор. Они прерывают карьеру или вовсе оставляют работу, чтобы вместе с женами проходить все трудности и радости родительства. Гендерное равноправие — одна из базовых ценностей в Северной Европе, и цифры говорят за себя: 80% мужчин в скандинавских странах берут отпуск по уходу за ребенком. Личные истории 14 скандинавов собрали Александр Фельдберг и Роман Лошманов в книге «Nordic Dads». Публикуем отрывок.

Папа дома: как активное отцовство меняет жизнь

Один из героев книги, деятельных, любящих отцов — исландский музыкант и певец Йон Йонссон. У себя на родине он очень популярен: его музыкальные видео собирают на YouTube по 60–100 тысяч просмотров, а это примерно 20–30% населения страны. Еще он изучал экономику в Бостонском университете и хорошо играет в футбол: в 2003 году даже стал чемпионом страны среди юношей.

С будущей женой Хафдис Йон познакомился в колледже: он увидел ее в толпе абитуриенток и сразу понял: вот она, та самая. Ему тогда исполнилось семнадцать, а ей шестнадцать. Сейчас у Йона и Хафдис трое детей: 6-летний сын Триггви, 4-летняя Мьодль и младшая, Сигридур Соул, ей шесть недель. Публикуем фрагмент его истории из книги «Nordic Dads. 14 историй о том, как активное отцовство меняет жизнь детей и их родителей» Александра Фельдберга и Романа Лошманова. (МИФ, 2019)

Йон. Как стать другом для своих детей 

Йон Триггви родился в июне 2013‑го, и Йон-старший хотел провести с сыном полную отцовскую долю отпуска по уходу за ребенком — то есть три месяца.

«Летом с ним сидела Хафдис, а я заступил на вахту в сентябре, чтобы жена смогла окончить медицинскую школу — она училась на дантиста. Я тогда работал главным редактором еженедельной молодежной газеты — там и взял отпуск. Проведя дома три месяца, я понял, что не хочу оставлять своего сына с незнакомой пожилой няней, и взял еще три месяца отпуска. А потом просто уволился из газеты. Всего я в тот раз провел с Йоном Триггви девять месяцев — с трехмесячного возраста до года».

Что было самым сложным в отцовском отпуске? Пожалуй, чувство одиночества в первые недели, считает Йон, когда не знаешь, чем себя занять. «Правда, у нас было постоянное развлечение: раз в день я возил сына к Хафдис на работу, чтобы она покормила его грудью. У нее как раз была практика — пациенты с восьми до пяти, так что это было непросто. Мы неслышно прокрадывались в кабинет, тихо ждали, пока Хафдис освободится, потом жена быстро кормила сына и, закончив, тут же кричала: «Следующий!» А мы уезжали спать».

Если хотите, чтобы муж ухаживал за ребенком с удовольствием, надо ему доверять

Во время детского сна, кстати, отец Йона Триггви успевал переделать кучу дел. «Я носил его с собой повсюду: в тренажерный зал, на деловые встречи, в телестудию, на радио. Думаю, мой сын — рекордсмен по количеству теле- и радиоэфиров в столь раннем возрасте — пусть даже большинство из них он проспал в соседней комнате», — говорит Йон.

Спрашиваю у Хафдис, не волновалась ли она, оставляя совсем маленького ребенка с отцом. «Нисколько, — отвечает она. — Мы заранее договорились, что я не буду писать ему сообщения с работы и узнавать, как дела. Если понадобится помощь, он сам позвонит. Вообще, мне кажется, это хорошее правило для мам: если оставляете ребенка с отцом, не надо постоянно доставать его сообщениями и звонками: «Ты бутылочку подогрел?» или: «Ну как там, он уже уснул?» Многие мои подруги жалуются на мужей: «Он все делает не так, как я сказала». Но он и не должен делать все так же, как вы! Если хотите, чтобы муж ухаживал за ребенком с удовольствием, надо ему доверять».

Папа дома: как активное отцовство меняет жизнь

«Это очень важно, — кивает Йон, — знать, что жена тебе доверяет. И что ты не просто робот, механически выполняющий команды, а можешь сам находить решение проблем и делать какие‑то вещи по‑своему. Тогда и устаешь меньше, кстати».

Я рассказываю о том, что прочел в одном исследовании про исландских родителей: мол, многие здешние отцы так поверили в себя, что считают, будто могут справляться с младенцами лучше мам.

«Вряд ли нам стоит устраивать подобное соревнование, — улыбается Йон. — Во-первых, мужчина не может кормить грудью. Во-вторых, у матерей с детьми с самого начала существует особая связь. Взять хотя бы нашу младшую дочь Сигридур Соул, которой всего шесть недель: часто ей достаточно просто услышать мамин голос, чтобы перестать плакать. Но детям нужна и материнская, и отцовская любовь, особенно когда они чуть‑чуть подрастут. Например, сейчас со старшими чаще играю я, но стоит им ушибиться, как они бегут обниматься к маме. Это нормально. Мы растим их вместе, и нашей любви хватит на всех».

Сейчас жизнь семьи строится вокруг малышки Сигридур Соул: Хафдис делали кесарево, и первые пару недель она была очень слаба, так что Йон отложил все дела, чтобы ухаживать за женой. На ближайшее будущее все тоже распланировано: начиная с осени Хафдис будет работать один раз в неделю, а с января по март планирует вернуться в клинику на полный день — в это время Йон будет дома с тремя детьми.

Йон признается, что больше всего любит не воспитывать детей, а играть с ними

«Похоже, вы действительно близки к тому, чтобы стать лучшим папой в истории. Но как же музыкант Йон Йонссон — он не страдает от того, что папа Йон сидит дома? Получается совмещать творчество с отцовством?»

«Когда старшие в садике, а младшая спит, я вполне могу что‑нибудь посочинять. Ну и потом, давайте честно: я поп-музыкант, пою в основном о любви и радости, и меня дети только вдохновляют».

«Но бывает же так, что приходится выбирать: отыграть классный концерт или побыть с ними дома?»

«В подобных случаях я всегда советуюсь с Хафдис, стоит ли вообще соглашаться на эту работу. И если она действительно интересная, то мы ищем варианты: можно позвать на помощь бабушку или бебиситтера. А круче всего совместить приятное с полезным. Например, в августе нас с братом часто приглашают на музыкальный фестиваль на вулканический остров Хеймаэй, и я беру туда всю семью: мы приезжаем на неделю раньше и успеваем отлично отдохнуть. Там потрясающе красиво!»

Папа выключает телефон 

Йон признается, что больше всего любит не воспитывать детей, а играть с ними. Летом они гоняют в футбол и прыгают на батуте в саду рядом с домом, качаются на качелях, ходят на детский скалодром и, конечно, в открытые термальные бассейны — их исландцы обожают. Зимой, когда здесь светло максимум часа четыре в сутки, приходится более тщательно продумывать распорядок дня.

Если выпадает снег, они катаются на лыжах или на санках, а по вечерам приходит черед мультиков, книжек и настольных игр. А как же видеоигры?

«Пока никаких планшетов и PlayStation — с этим у нас строго, — говорит Йон. — Мы стараемся объяснить детям, что гораздо интереснее сделать что‑то по‑настоящему в реальном мире, чем понарошку в виртуальном. Ведь намного круче самому забить гол, чем победить в компьютерном матче, сидя на диване. Вообще, мне сложно понять родителей, которые дают двухлетнему ребенку в коляске телефон или планшет с мультиком.

Вокруг такая красота, а ваш сын или дочь вместо того, чтобы познавать мир, замечать что‑то новое или необычное, смотрит в телефон! Поэтому мы строго ограничиваем использование гаджетов и сами стараемся ими не злоупотреблять на глазах у детей. Ведь очень часто родители дают детям телефон или планшет просто для того, чтобы иметь возможность самим уткнуться в гаджет.

И тогда ребенок думает: мой папа весь вечер в телефоне, значит, это нормально. Недавно мы с Йоном Триггви играли в футбол, и я решил ответить на какое‑то важное сообщение. Сын тут же возмутился и крикнул: «Эй, пап, сейчас не время для телефона!» Я был совершенно счастлив его реакцией — и, конечно, телефон сразу выключил».

Если вы просите купить вам какую‑то дорогую вещь, то вашим родителям придется работать на икс часов больше

За все хорошее, считает Йон, детей надо поощрять. Речь идет в основном о мелочах, объясняет он, о закреплении навыков, которые очень пригодятся в жизни. Например, оделся ребенок сам несколько дней подряд — получает стикер. А за десять стикеров — приз. Так же он научил детей преодолевать застенчивость и здороваться с воспитателем в детском саду. Поздоровался несколько раз — еще один стикер.

«Другой пример — учиться разговаривать, использовать слова для выражения своих чувств, — продолжает Йон. — Дети в возрасте пяти-шести лет подвержены резким перепадам настроения, они часто капризничают и не могут объяснить, в чем дело. Тогда я говорю: «Пожалуйста, успокойся и расскажи мне, что случилось». И если у ребенка получается — это тоже повод его поощрить».

Конечно, в ход идут не только стикеры. После удачного матча (Йон Триггви занимается футболом) или успешного выступления (Мьодль ходит на балет) семья часто отправляется в кафе, бассейн или зоопарк, чтобы отпраздновать радостное событие.

«А как воспитать в ребенке ответственное отношение к деньгам? Что по этому поводу думает экономист Йон Йонссон?»

Папа дома: как активное отцовство меняет жизнь

«Мои дети пока малы для таких разговоров, но лекции, которые я читаю в старших классах, часто посвящены именно этой теме. На них я стараюсь объяснить, например, что если вы просите купить вам какую‑то дорогую вещь, то вашим родителям придется работать на икс часов больше, и именно такое количество времени им придется провести не с вами, а дополнительно на работе. Мне кажется, это заставляет детей задуматься».

«Что касается Мьодль и Йона Триггви, то, когда за пару месяцев до Рождества они начинают просить все подряд, я делаю вот как. «Тебе нравится эта вещь? — спрашиваю я. — Хорошо, подержи ее, пожалуйста, а я тебя сфотографирую. И перед Рождеством спрошу снова, действительно ли ты хочешь ее в подарок». К празднику у нас набирается много фотографий, и дети должны сделать выбор. Так они учатся понимать, что им действительно нужно, а без чего можно обойтись».

Будем друзьями 

Мы отправляемся на прогулку и через пару минут оказываемся на берегу океана. Впереди катят старшие дети на самокатах, за ними Хафдис с коляской и мы с Йоном. Я спрашиваю Йона, хочет ли он, чтобы Йон Триггви стал футболистом.

«А почему только сын? Дочка недавно тоже заявила, что хочет пойти в футбольную секцию! — говорит Йон. — Гендерные стереотипы давно в прошлом. Хотя, честно говоря, мы хотели отдать сына на балет, но он один раз сходил на занятие и твердо заявил: «Только футбол». Посмотрим теперь, понравится ли Мьодль гонять мяч. А по поводу спортивной карьеры сына…

Знаете, лучшее мое воспоминание о детстве — это дни футбольных турниров. Обычно по утрам в школу нас провожала мама, но в такие дни отец брал выходной, будил меня утром, готовил овсянку, мы завтракали и ехали на соревнования. С тех пор многое изменилось, я успел поиграть на хорошем уровне и закончить с футболом, но знаете, вот это чувство — утро, я открываю глаза и понимаю: папа сегодня не пойдет на работу и мы целый день будем вместе! — осталось со мной на всю жизнь.

Таких же счастливых воспоминаний я хочу и для своего сына, и это гораздо важнее того, станет ли он футболистом. Хотя недавно у него тоже был первый турнир, и я страшно волновался!» А еще Йон хочет быть другом для своих детей.

«А так вообще бывает? — спрашиваю я. — Все же друзья — это одно, а родители — другое, разве нет?»

Йон пожимает плечами и смотрит на океан, щурясь на не слишком, в общем‑то, яркое исландское солнце: «Не знаю. Я очень стараюсь. Никогда не кричу на них, а спокойно все объясняю, потому что мне не нужно, чтобы дети меня боялись, — я хочу, чтобы они мне доверяли. И тогда, думаю, мы станем друзьями. Надеюсь, у меня получится». Я практически в этом уверен».

Эту и другие 13 историй отцов из Швеции, Норвегии, Финляндии и других скандинавских стран читайте в книге «Nordic Dads» Александра Фельдберга и Романа Лошманова (Манн, Иванов и Фербер, 2019).

источник www.psychologies.ru